Химическое строение биосферы Земли и её окружения

Издание 2
Автор(ы):Вернадский В.И.
Издание:Наука, Москва, 1987 г., 348 стр., УДК: 550.47:551.1
Язык(и)Русский
Химическое строение биосферы Земли и её окружения

Книгя является научным итоговым обобщением по всем основным направлениям, которые в течение своей жизни развивал В.И.Вернадский: геология, радиогеология, геохимия, биогеохимия, космохимия. Рассмотрен широкий круг вопросов, относящихся к геохимии Земли как планеты и к её биосфере. Излагается состояние соответствующих проблем  многочисленными ссылками и приведением обширной литературы, снабженной интересными комментариями автора. Опубликованаая впервые в 1965 году эта книга сразу стала библиографической редкостью. Между тем некоторые затрагиваемые в ней проблемы особенно остро звучат в наши дни.

Работа одного из крупнейших естествоиспытателей нашего времени академика Владимира Ивановича Вернадского «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения» занимает в его творчестве особое место. Сам Владимир Иванович хотел, чтобы эта книга явилась синтезом всех его работ, посвященных изучению биосферы, завершением главного жизненного дела и основного вклада в науку. «Книга жизни», «моя главная книга» — эти определения говорят о том, что речь идет о самой важной работе его жизни. В письме к Б. Л. Личкову от 6 декабря 1942 г. он писал: «По-видимому, мне удастся ее закончить и, если это будет так, то я смогу сказать: «Feci, guod potui..» (я сделал, что мог).

Книга задумана очень широко и охватывает целый ряд основных проблем современного естествознания. Эта работа была начата еще в 1935 г., когда автору было 72 года; в дальнейшем план ее неоднократно менялся. Вплотную Владимир Иванович стал работать над книгой с 1940 г., и в основном она писалась во время войны при невозможности использования ряда литературных источников последних лет.

Вот несколько выдержек из писем автора к Б. Л. Личкову, характеризующих историю создания этой книги. В письме от 10 августа 1935 г. Владимир Иванович называет ее «книгой жизни» и указывает заглавие «Биогеохимическая энергия жизни». В письме от б мая 1937 г.: «Надо, очевидно, изменить строй жизни, раз я... хочу кончить свою книгу («Об основных понятиях биогеохимии»). Я хочу отказаться от всякой лишней нагрузки». 17 сентября 1937 г., когда его поразил легкий удар и ему пришлось долго пролежать в постели, он писал: «Ирония судьбы: ведь именно сейчас мне пришла в голову дерзкая мысль написать главную книгу моей жизни, и я ее начал». Письмо от 24 декабря 1942 г.: «Эту большую рукопись Вы в Москве имели в руках. Я пишу ее с 1940 г. Она разрослась в три части. Первая часть почти готова». 22 мая 1942 г.: «Без Анны Дмитриевны (А. Д. Шаховская — секретарь В. И. — Ред.) работаю над книгой менее усердно. Надо дать отдых: я ведь с приезда сюда (Боровое, где В. И. был в эвакуации. — Ред.) работаю над книгой минимум служебные часы каждый день, кроме воскресенья». 18 сентября 1943 г.: «Сейчас работаю в Узком и сегодня решил готовить к печати первый том моей главной работы «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения»... Еще предстоит большая работа с примечаниями, где дана литература... Но это больше справки, которые лягут в своей большей части на А. Д.  (Шаховскую. — Ред.)».

В связи с этим нельзя не отметить действительно самоотверженной работы бессменного секретаря и друга Владимира Ивановича А. Д. Шаховской, продолжавшей работу над наследием В. И. Вернадского почти до самой своей смерти 23 января 1959 г.

Как видно, в основном вся книга была закончена при жизни Владимира Ивановича. Однако он не успел отредактировать весь текст, и часть этой работы взяли на себя его сотрудники и ученики. При подготовке рукописи к печати в основу был положен принцип сохранения в неприкосновенности авторского текста с самой минимальной, чисто внешней правкой в тех местах, где это было совершенно необходимо. Вследствие того, что книга писалась отдельными главами, в течение ряда лет, в ней имеются некоторые повторения текста. Так как они развивают мысль автора с разными оттенками и применительно к разным случаям, такие повторения сохранены без изменений. Некоторые идеи и указания автор предполагал развить в дальнейшем, но, к сожалению, не успел это сделать. Во избежание искажений мысли автора, никаких добавлений к тексту сделано не было. Лишь вместо ненаписанной автором главы XXI, в которой должно было быть развито представление о ноосфере, в дополнении к работе помещена статья В. И. Вернадского «Несколько слов о ноосфере», которая логически завершает весь труд автора.

За истекшие годы (частично уже при жизни В. И. Вернадского) многие его идеи, настойчиво проводившиеся им в ряде статей и выступлений, настолько вошли в жизнь, что кажутся самоочевидными, а для читателей молодого поколения, может быть, и элементарными. К таким идеям относится, например, мысль о необходимости изучения радиоактивных и ядерных процессов, создания геохронологической шкалы и изучения абсолютного возраста геологических образований, о геохимической роли живого вещества и ряд других. При этом роль В. И. Вернадского во внедрении этих идей часто забывается. В этом отношении весьма поучительными окажутся отступления автора от основного текста, которые во многом носят характер личных воспоминаний, но наглядно показывают, как бывают живучи старые идеи и с каким трудом подчас новое ведет борьбу с уже отжившим, старым. В целях более удобного чтения основного текста такие отступления вынесены в комментарий с незначительной редакционной правкой. Подобного рода отступления В. И. Вернадский обычно и сам относил в примечания, помещавшиеся в конце работы, так что такое перенесение не является прегрешением против стиля автора.

При редактировании текста не раз возникал вопрос о том, не следует ли в комментариях отразить современное состояние науки, особенно далеко ушедшей вперед в области познания внутриядерных процессов и в изучении верхних слоев атмосферы и характера космических излучений. В меньшей степени, но все же существенно новые данные по сравнению с теми, которыми располагал В. И. Вернадский, получены также океанографией, геофизикой, геохимией и другими геологическими науками. Однако после обсуждения было решено в настоящем издании ограничиться лишь краткими комментариями, необходимыми для понимания текста, так как подробные комментарии только излишне затруднили бы пользование книгой, основное значение которой заключается вовсе не в сводке современных данных, неизбежно преходящих и устаревающих очень быстро, а в самой принципиальной постановке вопросов, которая в основном остается справедливой до сих пор.

В свете такого понимания работы важно обратить внимание на некоторые научные «ошибки» автора, которые по существу не являются ошибками, а связаны с состоянием науки во время написания этой книги (1937—1944 гг.). Сам В. И. Вернадский «ошибки» такого рода расценивал следующим образом. Говоря об одной из работ Гете, В. И. писал: «В этой работе он (Гете. — Ред.) стремился к наибольшей точности и брал из нее все, что можно было взять в его время и в его условиях. В очень многих своих обобщениях он так же ошибался, как и в нептунистических представлениях. Но наряду с этим, конечно, он был в очень многих случаях и впереди своего времени. «Ошибки» при таком характере работы не были ошибками в нашем обычном понимании этого слова. Это было проявление знания времени, раз только (что и было на деле) он работал в поле и в кабинете как настоящий натуралист своего времени» («Гете как натуралист».— Бюлл. МОИП, новая серия, 1946, 51, с. 22).

Большинство научных «ошибок» В. И. Вернадского связано с переоценкой масштабов некоторых вновь открытых процессов, ведущая роль которых не подтвердилась дальнейшим развитием науки. Таковы, например, его взгляды на значение космических излучений при естественном распаде атомов, значение нейтронных реакций в процессах вулканизма и т. д. Часть этих вопросов остается недостаточно изученной до сих пор. «Ошибки» В. И. Вернадского не случайны, они будят живую мысль исследователя и в этом отношении представляют не меньший интерес для читателя, чем взгляды, нашедшие безусловное подтверждение. Особенностью автора является то, что он всегда призывает к необходимости количественного изучения всех отмечаемых им процессов и ставит это задачей перед ближайшим будущим.

Как уже было сказано, книга «Химическое строение биосферы Земли и ее окружение» писалась в основном во время Великой Отечественной войны. Владимир Иванович тяжело переживал разрушения, причиненные нашей Родине фашистскими ордами, и вынужденную приостановку ряда научных ие-к. п. Флоренский (1915—1981)            следований. Будучи горячим патриотом своей

страны, он заботился о том, чтобы советская наука занимала передовые позиции во всех областях знаний и поэтому указывал на отставание советской науки в то время по ряду вопросов. Он смотрел очень оптимистично на будущее науки в родной стране: «Сейчас по окончании войны мировое значение в мировой среде русских ученых должно сильно подняться, так как их роль в достижениях войны огромна, и мы должны считаться с огромным ростом русской науки в ближайшем будущем» (дневник, 1944 г.). «Сейчас мы переживаем новое геологическое эволюционное изменение биосферы. Мы входим в ноосферу. Мы вступаем в нее — в новый стихийный геологический процесс — в грозное время, в эпоху разрушительной мировой войны. Но важен для нас факт, что идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере. Можно смотреть поэтому на наше будущее уверенно. Оно в наших руках. Мы его не выпустим» («Несколько слов о ноосфере», настоящее издание, дополнение).

Для правильного понимания всех работ В. И. Вернадского и особенно этой последней, не прокорректированной автором, работы необходимо сделать несколько замечаний.

Первое относится к способу выражения мыслей автора. Понятия, вложенные им в определенные слова, часто имеют очень широкое, более широкое, чем это обычно принято, значение, и поэтому слова В. И. Вернадского не всегда можно понимать как установившиеся для нас научные термины со строго ограниченным значением. В ряде случаев внимательное чтение текста прямо убеждает, что терминология В. И. идет вразрез с общепринятым толкованием. Поэтому цитировать, и особенно, интерпретировать В. И. Вернадского с критической оценкой отдельных выражений надо с большой осторожностью, чтобы не подменить мысль автора собственными домыслами.

Так, говоря о радиоактивных процессах, автор часто имеет в виду ядерные процессы в широком смысле слова, как, например, во фразе «радиоактивный синтез гелия» (с. 37) или в указании, что «изотопы иода получаются при распаде 235 II» (а не при его делении согласно принятой терминологии) (с. 37). Иногда вместо «элементарная ядерная частица» автор говорит также широко — «радиоактивный элемент» и т. п.

Такое широкое употребление слов часто носит, по-видимому, сознательный характер, и им автор подчеркивает общий характер явлений, предоставляя их детальное изучение специалистам в соответствующей области. К сожалению, эта особенность не всегда учитывалась при критике В. И. Вернадского и иногда приводила к излишним недоразумениям.Нельзя не отметить также и своеобразного понимания В. И. Вернадским философии и применения философских терминов. Он неоднократно противопоставляет положительное научное знание философским и религиозным построениям. При этом для внимательного читателя' несомненно, что под «философией» он понимает по существу ту «классическую» домарксовскую философию, которая на основе умозрительных построений стремилась встать над всеми науками и о крушении которой писал Ф. Энгельс. Именно в противовес умозрительной «философии» В. И. Вернадский и ставит «эмпирическую» науку, т. е. науку, развивающуюся и контролируемую на основе опыта, практики. Такую науку он считал объективным и достоверным отражением реального мира, бесспорной и общеобязательной, в определенной своей части, относительной истиной.Мы не имеем возможности останавливаться здесь на изложении и анализе философских взглядов В. И. Вернадского, которые еще требуют своего изучения так же, как и его взгляды в целом. «Еще много лет придется поработать и его ученикам и историкам естествознания, чтобы выявить основные пути его научного творчества, разгадать сложные, еще непонятные построения его текста. Эта задача лежит на будущих поколениях...» (А. Е. Ферсман. Владимир Иванович Вернадский. Бюлл. МОИП, новая серия, 1946, 51, с. 53—54).Можно с большим удовлетворением отметить, что сейчас активно начинается подобное внимательное исследование творчества великого естествоиспытателя. Но вместе с тем мы не можем не отметить и искажения взглядов В. И. Вернадского в предпринимавшихся ранее попытках его философской критики, основанной именно на неправильном понимании своеобразной терминологии В. И. Вернадского, без учета течения его мысли.Для нас, ближайших его учеников, В. И. Вернадский предстает прежде всего как материалист и диалектик, хотя, быть может, и не всегда последовательный. Но важно, что в решении основного вопроса философии он твердо и недвусмысленно стоит на материалистической точке зрения, считая предметом научного изучения объективно существующие «естественные или природные тела и явления», а в вопросах «логики и методологии естествознания», которую он сознательно разрабатывал на протяжении всего своего творчества и на выводы которой опирался в своих естественно-научных исследованиях, выступает как глубокий диалектик.Отметим, наконец, что целый ряд высказываний В. И. Вернадского должен пониматься в ограничительном смысле, в пределах известного нам строгого научного знания на фактической основе, в пределах известного интервала времени. Это не всегда оговаривает, но всегда подразумевает автор. Таков постоянный смысл таких слов, как «вечность», «неизменность», «отсутствие» и т. д. Необходимость таких оговорок должна всегда подразумеваться читателем. Так, принцип Геттона, говорящий о том, что «в геологии мы не видим ни начала, ни конца», В. И. Вернадский нередко прямо добавляет словами «в течение геологически нам известного времени» (см., например, ч. II). Принцип Реди «отпе У1уит е У1у6» — «все живое от живого»,— говорящий об отсутствии самозарождения, он поясняет таким образом: «В действительности принцип Реди не отрицает абиогенеза, он только указывает пределы, в которых абиогенез отсутствует. Возможны такие условия в земной истории, когда не было биосферы и существовали на земной коре физико-химические явления (не учтенные принципом Реди), которые допускают абиогенез, происходящий и ныне на Земле, но по своей ничтожности и недостаточной точности наших обычных методов исследования ускользающий от внимания» (Избр. соч. М.: Изд-во АН СССР, 1960, т. 5, с. 254).Недоразумение может вызвать и употребление В. И. Вернадским слова «материя», которое он также нередко употребляет в ограничительном смысле. Под словом «материя» автор, отдавая дань старой традиции естествоиспытателей, часто подразумевает чисто «физическую» материю в неточном, узком значении этого слова, которое ближе всего передается словом «вещество». Он выступает против воззрения, ставящего непроходимую грань между материей и энергией, и выступает за признание их неразрывной связи. Только в этом смысле и следует понимать такие его выражения, как «превращение энергии в материю» (с. 20).Следует помнить, что В. И. Вернадский никогда не придавал своим научным утверждениям характера догм и всегда имел в виду относительный в целом характер научных истин — утверждений или отрицаний,— применительно к уровню знаний на данное время. Мы здесь не можем, конечно, оговорить все случаи своеобразного или необычного употребления В. И. Вернадским научных терминов (часть таких оговорок дается также в комментарии), но хотим подчеркнуть, что только при учете вышеизложенных особенностей стиля автора В. И. Вернадский может быть понят правильно, и вся глубина и широта его подхода к затрагиваемым проблемам предстанет перед читателем во весь рост.Книга содержит в себе развернутую программу работ по разным отраслям знаний. Большинство затрагиваемых в ней вопросов настолько актуально, что за истекшие годы развивалось целым рядом институтов и отдельных ученых во всем мире. Знания по геохимии значительно расширены и продолжают развиваться в Институте геохимии и аналитической химии им. В. И. Вернадского АН СССР под руководством ученика и соратника Владимира Ивановича — академика А. П. Виноградова. Особенно много новых данных получено по геохимии отдельных изотопов. Тем не менее целый ряд идей В. И. Вернадского еще требует своего развития. К их числу относятся вопросы проблемного характера — о природе времени и пространства, о значении явлений симметрии и ряд других крупных вопросов и общих проблем развития естествознания. Книга В. И. Вернадского во многом дает толчок дремлющей пока мысли и, несомненно, будет полезна широкому кругу естествоиспытателей.Первоначально эта книга должна была выйти в свет непосредственно вслед за изданием шеститомных «Избранных сочинений» В. И. Вернадского, облегчающего использование многочисленных ссылок автора на собственные работы. Вследствие непредвиденных задержек в ходе издания «Избранных сочинений» задержался и выпуск этой книги. В настоящее время, после выхода в свет 5 тома «Избранных сочинений», эта книга будет вполне своевременной и понятной. Она может быть легко сопоставлена со всем ходом научной работы Владимира Ивановича Вернадского — одного из наиболее выдающихся и оригинальнейших умов человечества.

ТематикаГеохимия, Общая геология
Скачать
Внимание! Если Вы хотите поделиться с кем-то материалом c этой страницы, используйте вот эту ссылку:
http://local.www.geokniga.org/books/2766
Прямые ссылки на файлы работать не будут!
1021.36