Стратиграфия и стратотип

Автор(ы):Шиндевольф О.
Редактор(ы):Пергамент М.А.
Издание:МИР, Москва, 1975 г., 136 стр., УДК: 551.70
Язык(и)Русский (перевод с немецкого)
Стратиграфия и стратотип

Работа ведущего западноевропейского стратиграфа О. Шиндевольфа представляет собой глубокое теоретическое исследование, посвященное анализу основ, логических предпосылок и методов современной стратиграфии. В книге изложены крайне важные и интересные представления автора о стратотипе и стратиграфии вообще. Особую актуальность этот труд приобретает именно сейчас, когда широко обсуждаются проекты различных кодексов по стратиграфической классификации и номенклатуре, когда проблема стратотипов и опорных разрезов привлекает внимание геологов всех стран. Работа имеет не только научное значение, она, несомненно, в какой-то степени повлияет и на практику стратиграфических исследований.

С книгой совершенно необходимо ознакомиться не только геологам-стратиграфам, палеонтологам, но и геологам широкого профиля, преподавателям и студентам геологических вузов и геологических факультетов университетов.

Последнее десятилетие во всех странах мира ознаменовалось резким повышением интереса к стратиграфическим вопросам. Расширение работ по геологической карте мира, а в последние годы и изучение геологии океанического дна и шельфовых областей,  до этого почти неизвестных, потребовало глобальной унификации стратиграфических подразделений. В конце сороковых годов это вызвало возобновление работ стратиграфической комиссии Международного геологического конгресса, бездействовавшей почти 40 лет." title="<--break-->" class="mceItem">Особенно большая работа была выполнена ее подкомиссией по стратиграфическому лексикону, сведшей к семидесятым годам в большом числе выпусков своих семи томов все стратиграфические подразделения, использовавшиеся в геологических публикациях различных стран.Другой подкомиссией, работы которой были особенно важны, но вызвали исключительно большие разногласия была подкомиссия по стратиграфической классификации и терминологии. Перед ней была поставлена задача обобщения принципов разработки стратиграфических шкал, унификации их подразделений и составления Международного стратиграфического кодекса. К этому времени уже в ряде стран было начато составление национальных стратиграфических кодексов или делались попытки обобщений.Предлагаемая вниманию читателя последняя работа выдающегося западногерманского палеонтолога и стратиграфа, ныне покойного профессора О. Шиндевольфа "Стратиграфия и стратотип" сыграла значительную роль в продолжавшейся ряд лет и не завершенной до настоящего времени горячей дискуссии, связанной с составлением проекта Международного стратиграфического кодекса. Она во многом повлияла на формирование позиции значительного числа европейских стра-тиграфов, не согласных с принципиальными установками проекта, разрабатывавшегося специальной подкомиссией Международного союза геологических наук под руководством X. Хедберга, которая положила в основу стратиграфический кодекс США. Полемический характер работы определяет весь стиль изложения, порою несколько непоследовательный и местами содержащий лишь намеки на вопросы, особенно остро обсуждавшиеся в литературе. В то же время   в работе четко формулируются и обосновываются основные теоретические представления автора, знакомство с которыми, без сомнения,    будет весьма полезно для советских    геологов, занимающихся    проблемами стратиграфии, в частности, в связи с подготовкой    нового стратиграфического кодекса СССР.Взгляды, защищаемые О. Шиндевольфом, по многим принципиальным вопросам отражают мнение большинства европейских стратиграфов, в том числе и советских. Однако необходимо подчеркнуть, что он излагает все же свою личную точку зрения, в ряде отношений весьма спорную и требующую критической оценки.Автор вполне правильно ограничивает предмет стратиграфии выяснением временной последовательности горных пород и отвергает более широкое ее понимание, свойственное американской школе. Если следовать этому последнему, то действительно невозможным становится отграничить стратиграфию от таких геологических дисциплин, как литология, историческая геология в цепом и даже структурная геология. Можно солидаризироваться с О. Шиндефольфом и в том, что стратиграфия едина и все применяемые в ней методы должны служить одной общей цели. Поэтому его отрицательное отношение к дроблению этой науки на несколько независимых одна от .другой стратиграфии  (литостратиграфия, биостратиграфия, хроностратиграфия и т.п.) вполне оправданно. Однако с ним нельзя согласиться, когда он фактически отождествляет всю стратиграфию только с биостратиграфией, считая, что там, где биостратиграфические методы неприменимы, нет и  "настоящей" стратиграфии, а остается лишь некая "простратиграфия", удел которой - лишь сбор исходного сырого фактического материала. Становясь на такую позицию, он фактически исключает из сферы действия стратиграфии подавляющую часть докембрия и значительную часть палеонтологически "немых" толщ разного возраста. С этой его ошибочной позицией связан недоучет палеогеографических методов стратиграфии и отрицательное отношение к климатостратиграфическим методам, которые играют основную роль в разработке четвертичной стратиграфии и начинают все чаше использоваться и в стратиграфии более древних отложений.Единственной элементарной единицей стратиграфической классификации О. Шиндевольф считает фактически биостратиграфическую зону, рассматривая все более крупные подразделения    стратиграфической шкалы просто как суммы зон. Это находится в явном противоречии с его собственным положением, что стратиграфические подразделения отражают определенные этапы исторического развития органического мира. Очевидно, что тогда такие единицы, как ярус, отдел, система, также должны отражать этапы развития, более крупные, чем те, которые соответствуют зонам. Но ведь последние выделяются на основании присущих им характерных комплексов видов, избранных из ограниченного числа групп, принятых за "руководящие".Естественно поэтому, что особенности более крупных этапов истории органического мира можно выявить, лишь рассматривая их как единое целое, иногда с учетом всей ископаемой фауны. Простое суммирование зон этого дать не может. Справедливо критикуя выделение огромного числа зон разного типа, О. Шиндевольф в то же время сам дает явно неверное определение этого понятия, в котором смешивается характеристика биостратиграфической зоны как стратиграфической единицы с определением биозоны, т.е. стратиграфического    интервала, соответствующего времени существования определенноговидаО. Шиндевольф верно противопоставляет геологическую хронологию хронометрии, основанной на физических приемах измерения времени  (имеется в виду преимущественно радиометрическая датировка "абсолютного" возраста горных пород). Принципиальное обоснование различия хронологии и хронометрии и невозможности подмены одной из них другой относится к числу лучших страниц его работы. Но    и здесь автор не избегает крайностей, явно недооценивая роль радиометрических определений как средства    стратиграфической корреляции. Правильно указывая, что зональное расчленение на биостратиграфической основе позволяет выделять отрезки времени, значительно меньшие, чем допускает точность радиометрических методов, он забывает, что стратиграфу сплошь и рядом приходится ограничиваться сопоставлениями в рамках ярусов или даже целых систем. А для этих целей точность радиометрических дат оказывается нередко вполне достаточной. Увлекшись оценкой малой достоверности    этих последних, О. Шиндевольф не избежал и явных ошибок. Так, вопреки его мнению, изменение представлений о времени начала четвертичного периода с 600 тыс.  до 2 млн. лет связано отнюдь не с погрешностями радиометрических определений, а с переносом общепринятой нижней границы четвертичной системы с одного рубежа на другой.Автор прав, указывая на прямую связь стратиграфии и геохронологии и на их взаимообусловленность. Но он явно неоправданно предлагает отказаться на этом основании от якобы излишней параллельной иерархии стратиграфических и геохронологических понятий (система - период, отдел - эпоха, ярус - век и т.  д.). Вряд ли целесообразно было бы, следуя этому предложению, ограничиваться употреблением только стратиграфических понятий и говорить,  например, что сеноманская трансгрессия в Европе происходила в верхнемеловом отделе, а не в позднемеловую эпоху. Различение времени и слоев в геологии, видимо, все же сохраняет полный смысл.Наконец, невозможно согласиться с О. Шиндевольфом и в том что стратотипы вообще не нужны   и    якобы    не   сыграют    никакой роли в установлении и упорядочении стратиграфических подразделений и   особенно   номенклатуры. Их огромное значение для местных подразделений, выделяемых преимущественно на основе литострати-графической методики, не требует пояснений. Правда, такие подразделения он не считает стратиграфическими, относя их к области "про-стратиграфии". Но и для подразделений биостратиграфического обоснования стратотипы, несомненно, имеют большое значение. В позиции О. Шиндевольфа и в данном случае, видимо, сказывается некоторая фетишизация зоны как единственного стратиграфического мерила. Если допускать, как он делает, что зона может пониматься как "породы, образовавшиеся за время существования одного вида", то, конечно, "голотип вида" приобретет для их распознавания "более важное значение, чем место в разрезе, где данный вид обнаружен". Но дело-то в том, что в большинстве своем зоны выделяются отнюдь не по одному виду, а характеризуются, как правило, сочетанием многих видов, принимаемым за зональный фаунистический комплекс. Смена таких комплексов во времени в разных регионах отнюдь не всегда происходит строго одновременно, ибо связана с местными фациальными л климатическими условиями; более того, объем того или другого вида не всеми исследователями понимается одинаково. Поэтому даже для зон исходные стратотипические разрезы необходимы в качестве эталонов, обеспечивающих однозначное понимание данного зонального подразделения. В еще большей степени они необходимы для ярусов, поскольку, как сказано, ярусы не являются просто механической суммой зон, а представляют собой некие биостратиграфические единства, характерные черты которых    невозможно выявить без сравнения с определенным эталоном. Критикуя и отвергая стратотипы вообще, О. Шиндевольф вместе с тем ярко показал значение голотипа как номенклатурного типа. Отсюда становится очевидной важность стратотипов для стратиграфических   подразделений таких номенклатурных типов, без чего точная стратиграфическая таксономия не может существовать.Таковы основные критические замечания, которые представляется необходимым предпослать русскому переводу работы О. Шиндевольфа. Несмотря на указанные в ней недостатки и спорные положения, в целом работа является весомым вкладом в разработку общей теории стратиграфии и, можно надеяться, будет с интересом и пользой прочитана советскими геологами.В. Меннер Е. Шанцер
Скачать
Внимание! Если Вы хотите поделиться с кем-то материалом c этой страницы, используйте вот эту ссылку:
http://local.www.geokniga.org/books/3081
Прямые ссылки на файлы работать не будут!
1599.36