Гипотеза перемещения материков (по "Основные вопросы геотектоники", Белоусов В.В., 1953)

Неудачи геотектонических гипотез и прежде всего контракционной вызвали, преимущественно между 1910 и 1930 годами, целый поток различных гипотез, огромное большинство которых следует отнести к разряду фантастических, не имеющих ничего общего с наукой.

К таким фантастическим гипотезам относятся гипотезы, допускающие горизонтальные перемещения материков, и прежде всего нашумевшая в свое время гипотеза Вегенера  (1924).

В основе этой гипотезы также лежит представление об изостатическом плавании гранитных материков по базальтовому субстрату. Вегенер полагает, что первоначально весь гранитный материал был распространен по всей поверхности Земли тонким слоем. Приливные силы, тянущие все предметы на поверхности Земли с востока на запад, и центробежная сила, вызывающая давление, направленное от полюсов к экватору, заставили этот материал собраться в один более толстый блок, в единый материк Пангеа (рис. 296). Это произошло в палеозое. В мезозое и кайнозое те же силы раскололи единый материк на части. Америка откололась от Европы и Африки и, опережая остальную материковую массу в их общем движении к западу, отошла далеко вперед, что привело к образованию в промежутке между этими материками Атлантического океана. Встречая при своем движении сопротивление базальтового субстрата, американский континент впереди сминался в складки, в результате чего возникли Кордильеры и Анды.

Африка наполовину откололась от Азии и несколько повернулась южным концом по часовой стрелке, в результате чего между нею и Индостаном, ранее к ней примыкавшим, образовался океан. Антарктида и Австралия откололись от Африки « Азии, сместились на юг и потом отодвинулись друг от друга.

Складчатая зона, протянувшаяся в широтном направлении от Средиземного моря до Гималаев, образовалась в результате давления, направленного к экватору и вызванного внутри материков Евразии и Африки центробежными силами.

Островные дуги, опоясывающие материки с востока (такие, как острова Алеутские, Курильские, Японские, Филиппинские, Большие и Малые Зондские около Азии или Антильские и Южные Сандвичевы около Америки), представляют собой те обломки материков, которые откололись и отстали от последних в их движении к западу. Благодаря трению о симатический слой произошли и изгибы некоторых материков, как например изгиб Огненной Земли.

Свою гипотезу Вегенер обосновывал разными аргументами.

Во-первых, он опирался на данные геофизики о разнородности континентов и океанов.

Во-вторых, им было обращено внимание на то, что очертания многих континентов параллельны друг другу и что, пользуясь этим, можно сдвинуть материки в единый блок, переместив их навстречу друг другу и поворачивая тот или другой материк на какой-либо угол, причем между материками почти не остается зазоров. Так, восточный берег Америки почти повторяет изгибы западного побережья Европы и Африки, причем при сближении этих континентов выступ Бразилии может поместиться в Гвинейском заливе; выступ Африки севернее этого залива соответствует изгибу берега в Центральной Америке и т. д. Соответствие будет особенно полным, если с севера между Африкой и Европой заклинить треугольник Гренландии. Такой же параллелизм берегов устанавливается и для других континентов. При чтении книги Вегенера создается совершенно ясное впечатление, что этот параллелизм побережий и явился исходным моментом для создания данной гипотезы.

В-третьих, Вегенер ссылался на общность строения континентов, разделенных океаном. Например, им было указано, что геологическое строение Южной Америки настолько близко к структуре Африки, что-они как будто бы представляют собой части одного структурного комплекса.

В-четвертых, Вегенер указал также и на иные элементы сходства между разделенными ныне континентами. Так, например, отмечалось большое сходство в развитии до некоторого времени флоры и фауны в Южной Америке, Африке, Индии и Австралии, свидетельствующее с несомненностью о том, что между этими континентами в палеозое и в начале мезозоя существовала связь.

Кроме того, были высказаны соображения и палеоклиматологического характера. Пытаясь восстановить по характеру отложений распределение климатических зон на Земле в прежние периоды, Вегенер пришел к заключению, что это распределение легче понять, если предположить, что взаимное расположение континентов раньше было не таким, как теперь.

Можно высказать только глубокое изумление по поводу того, что подобная гипотеза, основанная на нарочито формальном подходе к крупным проблемам, на полном и последовательном игнорировании всех основных данных геотектоники и ничего, как мы уже говорили, не объясняющая из того, что необходимо объяснить в первую очередь,— могла не только обсуждаться в научной литературе, но даже иметь значительный успех и привлечь в ряды своих сторонников весьма авторитетных исследователей. Эти ученые были, повидимому, загипнотизированы смелостью замысла и блестящим литературным стилем Вегенера.

Мы видели выше, что океаны и континенты в геотектоническом отношении едины и что структурные зоны могут быть прослежены с континентов в океаны. Это обстоятельство подрывает самую основу гипотезы Вегенера. Симметрия в расположении центров стабилизации может явиться только случайностью, если континенты двигались. Но такая случайность совершенно невероятна.

Оставив крупные проблемы и перейдя к вопросам элементарным, мы еще лучше обнаружим полную пустоту и бесплодность рассматриваемой гипотезы.

Мы знаем, что колебательные движения являются основным типом тектонических движений. Но где эти движения в гипотезе Вегенера? Где расчленение поверхности Земли на участки различных режимов колебательных движений, где их правильная периодичность, последовательность и т. д., и т. п.?

Обращаясь к складчатым движениям, мы не находим в этой гипотезе никакого места для прерывистой складчатости. Не лучше обстоит дело и в отношении полной складчатости. В самом деле, нельзя же считать объяснением складкообразования ссылку на смятие переднего края Америки при ее движении по субстрату. Ведь если субстрат мягче гранитного континента, то должен сминаться он, а не континент, если же субстрат тверже континента, то последний не смог бы сдвинуться с места. Тем* более нельзя было бы искать в этой гипотезе объяснения таких явлений, как периодичность складкообразования, миграция фаз, закономерные взаимоотношения между складчатыми и колебательными движениями и многие другие. Магматизм предусмотрен только эффузивный. Вся история развития структуры как отдельных районов, так и всей Земли полностью игнорируется.

Возникает вопрос: а как же обстоит дело с теми аргументами, которые приводились в пользу этих идей? Непосредственное продолжение структур с одного континента на другой при более внимательном исследовании не подтверждается. Некоторое сходство в геологическом строении есть, но оно не выходит за пределы обычного сходства формаций и структурных условий однотипных тектонических зон. С таким же успехом можно найти элементы сходства между Альпами и Гималаями, хотя они никогда не соприкасались между собой.

Непосредственная связь между некоторыми континентами, обеспечивавшая возможность обмена фауной и флорой, конечно, существовала, но вовсе не обязательно, чтобы она осуществлялась подплыванием одного материка к другому. Мы уже говорили о том, что на месте Атлантического и Индийского океанов могли раньше существовать материки и мелкие моря. Такие «мосты» являются более вероятными, чем идеи Вегенера.

Палеоклиматологические соображения не могут иметь решающего значения и, во всяком случае, не могут противостоять тем возражениям, которые только что были перечислены. Восстановление древних климатических условий страдает неточностями, и даже основы методики палеоклиматологической реконструкции совершенно не разработаны.

Остается параллелизм в очертаниях некоторых континентов. Это, конечно, любопытное явление, и ему сейчас трудно подыскать рациональное объяснение. Но если мы не знаем причин какого-либо явления, то достаточный ли это повод для того, чтобы обращаться к первым попавшимся фантастическим объяснениям?

Между упомянутыми выше гипотезами, несмотря на все их различия, имеется то сходство, что каждая из них стремится объяснить прежде всего складчатость, придавая основное значение в ряду всех тектонических процессов именно складчатым движениям. При этом складкообразование обосновывается боковым внешним сдавливанием, и основой гипотезы является истолкование именно этих тангенциальных сил сжатия.

Исключение представляет изостатическая гипотеза, которая ставит на первое место колебательные движения, но при этом отрывает их от складчатости.

В предыдущих разделах мы имели возможность увидеть, что построение тектонического обобщения в свете современных данных возможно только в том случае, если все тектонические движения будут подчинены вертикальным силам и если колебательные движения станут в наших представлениях главной формой тектогенеза. Гипотезы, вставшие на этот путь, являются, как мы уже знаем, для нашего времени наиболее прогрессивными, и к рассмотрению этих гипотез мы сейчас и обратимся.

390.47