Главнейшие геотектонические гипотезы (по "Основные вопросы геотектоники", Белоусов В.В., 1953)

 

Геотектоника стремится построить теорию, объясняющую всю совокупность тектонических процессов, все их взаимные связи и их последовательность. В конечном своем виде такая теория должна быть количественной.

Но построение такой теории, тем более количественной, представляет задачу, которая будет решена в достаточном приближении, вероятно, еще не скоро. Понимание процессов, происходящих в земной коре, невозможно без знания химических и физических свойств вещества, слагающего глубинные части нашей планеты. А такими знаниями мы обладаем еще в недостаточной мере.

Больше того, механическая и физико-химическая обстановка тектонических процессов (даже в пределах земной коры) почти не известна. Только за последнее время получены, благодаря лабораторным опытам над горными породами в условиях больших давлений, некоторые сведения в этом направлении.

И, наконец, далеко не все ясно и в самом геологическом материале, который не всегда позволяет точно установить последовательность и взаимоотношение явлений.

Речь может итти пока только о гипотезах, т.е. о предположениях, с помощью которых можно пытаться подыскать то или иное объяснение наблюдаемым тектоническим явлениям и которые мы проверяем, изучая эти явления.

Гипотеза отнюдь не представляет собой завершения, венца всей науки, как это часто ошибочно думают. Гипотеза — это необходимый методический прием исследования, без которого мы терялись бы среди массы окружающих явлений. «Формой развития естествознания, поскольку оно мыслит, является гипотеза» (Ф. Энгельс). Гипотезы, конечно, бывают различного значения и масштаба. Многими мелкими, частными гипотезами пользуются в повседневной научной работе при выяснении различных текущих вопросов. Но когда мы подходим к геотектоническому синтезу, необходима и соответствующая обобщающая гипотеза, содержащая предположение о взаимных связях и причинах всех наблюдаемых процессов. Только создавая такие гипотезы, можно итти еще дальше по пути углубления и расширения нашего синтеза и приближаться к выяснению истинных причин и механизма тектогенеза. Отсюда ясен и метод оценки и проверки обобщающих геотектонических гипотез.

Во-первых, в допущениях относительно последовательности и взаимной зависимости событий они должны быть полностью основаны на фактах, на наблюдениях.

Во-вторых, в гипотезах должно найтись место для возможно большего числа известных фактов и связей между явлениями. Чем больше существует явлений, которые не «укладываются» в гипотезу, ей противоречат, тем хуже для гипотезы. При этом недопустимо и нейтральное отношение гипотезы к тем или иным существенным явлениям, т. е. такое •отношение, когда наличие или отсутствие этих явлений безразлично для данной гипотезы. По возможности, все явления должны найти свое закономерное положение в высказываемых предположениях.

В-третьих, гипотеза должна давать объяснения тектоническим процессам, соответствующие уровню современной науки. Толкования, игнорирующие, например, явление радиоактивности, т. е. стоящие на уровне знаний XIX в., конечно, сейчас — в середине XX в. — неприемлемы.

Наконец, в-четвертых, гипотеза должна давать направление для дальнейшей работы и тем самым предоставить возможность ее проверить. Это условие имеет решающее значение, а между тем о нем часто забывают. Оно сводится к тому, что гипотеза должна предсказывать; из нее должны следовать такие новые явления, связи и зависимости, которые вообще или хотя бы в данном конкретном случае еще не наблюдались я которые непосредственно не связаны с начальным условием, положенным в основу гипотезы. Если гипотеза ничего не предсказывает нового и замыкается в тех данных, которые уже были известны до ее создания, то она для дальнейшего развития науки бесплодна.

Приведем в качестве примера частную гипотезу, связывающую отсутствие складчатости на каком-либо участке с жесткостью земной коры в этом месте. Конечно, связать отсутствие пластических деформаций -с жесткостью или твердостью мы имеем право, но что это дает для дальнейшего развития исследований? Каждое место, где нет складок, мы назовем жестким. Жесткость определится отсутствием складок, а отсутствие складок объяснится жесткостью. Явление и его объяснение связаны здесь между собой в порочный круг. Такая гипотеза была бы оправдана, если бы можно было выйти из порочного круга и проверить ее с помощью каких-то иных, независимых явлений. Это было бы возможно, если бы жесткость земной коры проявилась еще в каком-нибудь явлении, кроме отсутствия складчатости. Но это иное явление, бесспорно, связанное со свойством жесткости, до сих пор найти не удалось. Таким образом, вся наша гипотеза привела лишь к тому, что слова «отсутствие складчатости» заменены словом «жесткость», и мы не получили никаких новых предсказаний, никаких указаний относительно направления дальнейших исследований.

Совершенно иным характером отличается предположение, что сбросы образуются в результате растяжения земной коры. Такую гипотезу можно проверить: если она правильна, то сбросы должны быть приурочены к областям поднятия земной коры, что в действительности и наблюдается. В этом состоит в данном случае предсказание, которое вполне можно проверить дальнейшими наблюдениями.

На основе перечисленных требований и необходимо оценивать существующие геотектонические гипотезы. При этом следует, однако, иметь в виду следующее. Каждая гипотеза возникает в определенное время, при определенном состоянии знаний. Мы вправе сейчас, в середине XX столетия, отвергнуть гипотезу контракции в ее приложении к складкообразованию, но было бы верхом легкомыслия счесть ее вообще за плод досужей фантазии только потому, что она не удовлетворяет современным данным. Было время, когда гипотеза контракции являлась весьма прогрессивной концепцией и находилась в согласии с известными тогда -фактами. Хотя эта гипотеза сошла со сцены, нельзя недооценить ее значения в истории геотектоники.

Кроме того, следует иметь в виду сложность и разнообразие геотектонических процессов и то, что в силу различных причиц внимание одного исследователя направляется в сторону одних процессов, другой же устремляет свою мысль в другом направлении. Мы уже знаем, что геологи сначала увлекались вертикальными движениями земной коры, потом складчатыми, а позже снова обратили преимущественное внимание на первые. Такие повороты мысли, конечно, сразу же отражались на содержании геотектонических гипотез. В более мелком масштабе это повторяется постоянно. Гипотеза создается для объяснения некоторой группы фактов, которые привлекли внимание данного автора и кажутся ему основными. Другой автор создает иную гипотезу потому, что его внимание привлечено другими фактами. Разнообразие геотектонических гипотез отражает в себе и общую эволюцию, и расширение геологических знаний, и сложность, противоречивость самих тектонических процессов. Здесь кроется как слабость, так в то же время и сильная сторона многих гипотез: останавливая наше внимание на некоторой части тектонических процессов, эти гипотезы не отражают общего, но вместе с тем они указывают на роль этих процессов и облегчают дальнейшее более полное их понимание.

Решающее значение имеют идеологические позиции автора гипотезы. Истинно научные гипотезы, освещающие всю сложность природного процесса и многосторонние взаимные зависимости между отдельными явлениями, могут быть созданы только на основе методологии диалектического материализма.

Отсюда видно, что оценка геотектонических гипотез представляет сложную задачу, при решении которой надо соблюдать очень большую осторожность.

Здесь не будут рассматриваться гипотезы, заведомо устаревшие, представляющие только исторический интерес. Мы начинаем с той гипотезы, которая недавно в течение ряда десятилетий господствовала в нашей науке и которая до сих пор имеет еще своих сторонников, а именно — с гипотезы контракции.

Оговоримся, что порядок дальнейшего рассмотрения гипотез не подчинен строгой хронологической последовательности. Порядок изложения в данном случае диктуется не столько временными, сколько логическими связями между отдельными гипотезами. В содержании последних отмечается определенная закономерная эволюция, отражающая общее развитие науки. Но эта эволюция развивается неравномерно — некоторые гипотезы появляются раньше времени, опережая свое время и обнаруживая все свое значение иногда через несколько десятилетий, другие же как бы запаздывают.

Мы будем рассматривать гипотезы в том порядке, в каком они расположились бы, если бы каждая из них появлялась на свет «во-время», т. е. в тот момент, когда обстановка для ее появления вполне и только что назрела.

Гипотеза контракции

Гипотеза изостазии

Пульсационная гипотеза Бачера

Пульсационная гипотеза В.А.Обручева и М.А.Усова

Гипотеза радиоактивных циклов

Гипотеза перемещения материков

Гипотезы магматических течений

Гипотеза гравитационного складкообразования

Волновая гипотеза

Астенолитная гипотеза

Радиомиграционная гипотеза

484.61