Палеонтология — биологическая наука, изучающая органический мир> геологического прошлого (это и отражено в ее названии как сочетание трех греческих слов: palaios — древний; on, род. п. ontos — существо, сущее и logos — понятие, учение). Как любая самостоятельная наука, палеонтология имеет свои объекты, задачи и методы исследования. Объектами палеонтологии служат любые ископаемые, имеющие биогенное происхождение: от полностью сохранившихся организмов до следов их жизнедеятельности и отдельных органических молекул. Предметом палеонтологии как науки является органический мир прошлого с его законами развития во времени и в пространстве. В настоящее время в палеонтологии имеются следующие разделы: палеозоология беспозвоночных, палеозоология позвоночных, палеоневрология, микропалеонтология, палеоботаника, палеопалинология, докембрийская биота, палеонтологические проблематики, биоминерализация, палеоэкология, тафономия, палеобиогеография, палеофаунистика и палеофлористика, биостратиграфия, экостратиграфия, событийная стратиграфия. Некоторые разделы совпадают с крупными систематическими категориями органического мира, другие — отражают тематические направления исследований. Задачи исследований в различных разделах отличаются, но основной целью является восстановление эволюции органического мира геологического прошлого Земли и выяснение общих и частных закономерностей развития жизни. В настоящее время перед биологами и палеонтологами встает новая задача — прогнозирование эволюции. В этом отношении палеонтология обладает уникальной информацией по развитию биосферы. Основой методологии, т. е. руководящей идеей научных исследований, в палеонтологии является принцип диалектического развития. Методы, или процедурные приемы, палеонтологических исследований разнообразны, они зависят от типа сохранности и строения объекта, а также от задач исследования. Различают методы полевых сборов и камеральной обработки ископаемых, т. е. подготовки ископаемых к изучению (отмывка, механическое и химическое препарирование, изготовление шлифов, реплик, фотографирование и т. д.), а также методы научного исследования (онто-филогенетический, асто-филогенетический,. микроструктурный и т. д.). Исследование палеонтологических объектов в настоящее время ведется обязательно с использованием различных световых, поляризационных и электронных микроскопов. Палеозоология (палеонтология) беспозвоночных была обоснована Ламарком (первая четверть XIX в.). Объектами исследований являются ископаемые всех типов царства животных, кроме хордовых. Среди ископаемых беспозвоночных известны представители следующих типов: саркодовые, ресничные, губковые, археоциаты, книдарии, черви, моллюски, членистоногие, мшанки, брахиоподы, иглокожие, полухордовые погонофоры. Палеозоология (палеонтология) позвоночных была заложена Ж. Кювье (первая четверть XIX в.). Этот раздел палеонтологии свяpан с изучением ископаемых животных, принадлежащих типу хордовых, преимущественно одному из его подтипов — позвоночным. Основные исследования палеозоологии беспозвоночных и палеозоологии позвоночных посвящены морфологии, систематике и эволюции. Морфологию описывают, учитывая изменчивость и историческое развитие (морфогенез). Определение систематического состава и положения сопровождается пересмотром систематики и классификационных признаков. Выяснение морфофункциональных соотношений заканчивается реконструкцией животного и его образа жизни, что позволяет восста¬новить историческое развитие экологии ископаемого животного (экогенез). При изучении скелета выясняют способ его образования, состав и структурные особенности организации скелетной ткани (биоминерализация). В задачи палеозоологии также входят: установление распространения и развития во времени и в пространстве (эволюция, палеогеография, палеозоогеография); расчленение и корреляция, определение геологического возраста (биостратиграфия, экостратиграфия, биотические аспекты событийной стратиграфии); выяснение породообразующей роли окаменелостей и т. д. Таким образом, палеозоология беспозвоночных охватывает огромный круг вопросов, в том числе и те, которые составляют содержание других разделов. В палеозоологии позвоночных имеется самостоятельный раздел исследований, называемый палеоневрология (греч. neuron — жила, нерв). Начало палеоневрологии положил Ж. Кювье, впервые изучивший слепок мозговой коробки ископаемого млекопитающего. Объектами палеоневрологии служат естественные и искусственные слепки (внутренние ядра) черепной коробки, отражающие форму, размеры, рельеф и соотношения различных отделов головного мозга. Основная задача палеоневрологии — расшифровка деятельности высшей нервной системы, т. е. реконструкция поведения и образа жизни ископаемых позвоночных. Одновременно решаются и вопросы родственных связей, систематического положения и эволюции. В Советском Союзе вопросами палеоневрологии интенсивно занимался Ю. А. Орлов (1893—1966). В своих работах он доказал, что шлепки черепной коробки не полностью совпадают с объемом, формой и рельефом мозга, нередко они отражают также строение и внутреннюю скульптуру черепной коробки. Ю. А. Орлов показал, как у ископаемых животных по характеру развития разных долей мозга можно оценить степень обоняния, слуха (височные доли), интерпретацию звука (лобные доли), зрение (затылочная доля), ловкость и быстроту .движений (полушарии мозжечка). Ю. А. Орлов, достойный преемник А. А. Борисяка, был выдающимся ученым и крупнейшим организатором науки в Советском Союзе. С его деятельностью связаны дальнейшее развитие Палеонтологического института Академии наук и кафедры палеонтологии Московского университета, организация нового Палеонтологического музея, носящего ныне его имя, издание 15 томов «Основ палеонтологии» (1958— 1964), учебника «Палеонтология беспозвоночных» (1962), основание «Палеонтологического журнала» (1958), организация многих крупных экспедиций, в одной из которых он открыл третичные фауны на реках Ишим и Иртыш. Во второй четверти XX в. в палеонтологии обособился самостоятельный раздел микропалеонтология, бурное развитие которого началось благодаря интенсивным нефте- и газоразведочным работам. Во второй половине XX в. микропалеонтология стала одной из ведущих дисциплин и в океанографических исследованиях, связанных с изучением дна океанов и морей. Учитывая специфику керна скважин и дон¬ных проб, необходимо «из минимума объема извлекать максимум информации». Такому требованию отвечают организмы и их части, имеющие микроскопические размеры: фораминиферы, радиолярии, тинтинниды, остракоды, конодонты, зубы акул, одноклеточные водоросли, споры и пыльца. Тем не менее объектами изучения микропалеонтологии традиционно считают только животных, особенно фораминифер, а микроскопические растения и группы неясного систематического положения (акритархи и др.) рассматривают в разделах палеоботаники. Первоначально задачей микропалеонтологии были расчленение и корреляция отложений (биостратиграфия). Но решение этой задачи сразу вызвало необходимость изучения морфологии, систематики, эволюции и всего остального круга вопросов. Палеоботаника (греч. botane — трава), или палеофитология (греч. tphyton — растение), ведет свое начало от работ А. Броньяра (перваяполовина XIX в.). Объектами палеоботанических исследований являются ископаемые представители царства растений, а также двух других царств (грибов и цианобионтов), ранее рассматривавшихся вместе с растениями. Палеоботанический материал представлен разнообразными остатками: оболочками бактерий, минеральными выделениями бактерий и цианобионтов, листообразными выростами и листьями, стеблями, стволами, корневой системой, спорами, пыльцой, шишками, плодами и семенами. Остатки растений обычно находят в разрозненном состоянии, что очень затрудняет комплексное изучение растения в целом. В последнее время большое значение для ископаемых растений приобрело изучение клеточного строения внешнего покрова растений: с помощью эпидермально-кутикулярного метода (греч. epidermis — надкожица; лат. cuticula — кожица). Палеоботаника, как и палеозоология, решает задачи и других разделов палеонтологии, и прежде всего биостратиграфические, палеогеографические, палеоклиматические, фитогеографические. Исследование спор и пыльцы составляет самостоятельный раздел палеоботаники, известный под названием палео-палинология (греч. palyno — сыплю, посыплю), или спорово-пыльцевой анализ. В настоящее время в палеоботанике оформилось новое направление исследований эволюции растений — флорогенез, или палеофлористика, — изучающее историю развития флор в пространственно-временном аспекте. Во второй половине XX в. было открыто уникальное местонахождение докембрийских бесскелетных ископаемых в Эдиакаре (Австралия), что принципиально изменило представление о развитии органического мира. Своеобразие этого этапа развития по сравнению с остальными этапами фанерозоя привело к обособлению в палеонтологии самостоятельного раздела под названием докембрийская биота (греч. biote — жизнь). Основоположником данного раздела в Советском Союзе является Б. С. Соколов. В настоящее время объектами исследования докембрийской биоты служат все ископаемые от археозоя по венд включительно. Биота раннего археозоя представлена царством бактерий, а биота венда — всеми пятью царствами: бактериями, цианобионтами, грибами, растениями и животными. В задачи исследований ископаемых организмов докембрийской биоты входят: описание морфологии; определение систематического состава; морфофункциональныиг анализ, выявление образа жизни; реконструкция частных и планетарных условий обитания, вплоть до выяснения количества кислорода и других элементов в гидросфере, атмосфере и биосфере; реконструкциям истории развития живого в докембрии. Решаются также и биостратиграфические задачи. К разделу докембрийской биоты примыкает и раздел палеонтологические проблематики, возникший во второй половине XX в. Объектами изучения являются любые ископаемые неясного систематического положения, встречающиеся от археозоя до кайнозоя, но особенно ископаемые венда, кембрия и ордовика. Основное внимание при изучении проблематик обращено на морфологию, морфофункциональный анализ, образ жизни и поиски современного (или ископаемого) аналога для выяснения систематического положения. Становление раздела биоминерализация в палеонтологии началось во второй половине XX в. Объектами изучения служат скелеты ископаемых и современных организмов, а также минеральные выделения бактерий и цианобионтов. Биоминерализация — область исследований многих наук, и круг ее проблем простирается от осадочной геохимию до медицины. На первом этапе исследований преобладало изучение химического вещественного состава скелетов. С середины 70-х годов, большое значение приобретают структурно-морфологические исследования, изучающие механизм формирования скелета как твердого тела с определенными уровнями организации скелетной ткани (макроструктура, микроструктура, ультрамикроструктура). Конечная цель исследований биоминерализации — выявление закономерностей процесса эволюции скелетообразования. Палеоэкология (греч. oikos — жилище, родина) как самостоятельная дисциплина в палеонтологии ведет начало с работ О. Абеля (первая четверть XX в.). В Советском Союзе наибольший вклад в развитие этого направления внес Р. Ф. Геккер. Объектами палеоэкологиче-ских исследований служат ископаемые организмы в совокупности со всей палеобиологической и геологической информацией. Задачей палеоэкологии является установление взаимоотношений ископаемых организмов между собой и окружающей средой и изменение их во времени. Эта задача решается как на уровне отдельных организмов и отдельных; факторов среды, так и на уровне различных сообществ и экосистем от палеопопуляций и палеобиоценозов до биосферы в целом. Особое внимание в последнее время в палеоэкологии уделяют рубежам, на которых происходили значительные глобальные биологические перестройки, характеризующиеся массовостью и «внезапностью». К ним относятся: появление скелетной фауны на рубеже венда и кембрия; вымирание на границе ордовика и силура, палеозоя и мезозоя, мезозоя и кайнозоя; появление новых систематических групп; выход растений на сушу. Эти перестройки в зависимости от содержания принято называть биотическими событиями, или палеоэкологическими кризисами. Родоначальником раздела тафономия (греч. taphos — захоронение, могила) был советский палеонтолог и писатель И. А. Ефремов, разработавший ее основные положения (1940, 1950). Объектами изучения тафономии являются местонахождения как ископаемых вымерших ор-ганизмов, так и погибших, умерших современных организмов, находящихся в разных фазах захоронения (актуопалеонтология). Задача тафономии заключается в выявлении закономерностей перехода живого организма в ископаемое (окаменелое) под влиянием биологических и геологических факторов. Ефремов выделил четыре последовательных сообщества (греч. koinos — общий) в процессах захоронения: сообщество живых — биоценоз (греч. bios — жизнь), сообщество мертвых — танатоценоз (греч. thanatos — смерть), сообщество захоронившихся — тафоценоз (греч. taphos —- захоронение, могила) и сообщество ископаемых — ориктоценоз (греч. oryktos — ископаемое). Благодаря тафономическим исследованиям палеоэкологические реконструкции становятся более обоснованными. Палеобиогеография (палеозоогеография и палеофитогеография) как самостоятельная дисциплина оформилась во второй половине XIX в. Она исследует закономерности пространственного распределения ископаемых организмов на Земле в геологическом прошлом. Палеобиогеографическая дифференциация (области, провинции и т. д.) значительно влияла на развитие органического мира. Палеобиогеографические исследования позволяют реконструировать расположение и соотношение суши — моря, климата и палеоклиматических поясов, т. е. отвечают на целый ряд вопросов палеогеографии. Палеофаунистика и палеофлористика являются логическим продолжением палеобиогеографии, когда пространственные закономерности распределения фаун и флор изучают в эволюционной последовательности. Палеонтологический (биостратиграфический) метод в геологии заключающийся в установлении относительного возраста отложении на основе последовательной смены ископаемых организмов во времени представляет мощный импульс развития палеонтологии в целом Непосредственно с палеонтологическим методом связаны такие разделы как биостратиграфия, экостратиграфия, событийная стратиграфии. Основоположником биостратиграфии справедливо считается В Смит (конец XVIII в.). Задача биостратиграфии - расчленение и корреляция отложении, содержащих ископаемые, и в итоге выделение различных стратиграфических и геохронологических подразделений Биостоатиграфические исследования в последнее время получили более глубокое содержание, так как стали учитывать и палеобиогеографическую дифференциацию и палеоэкологические особенности. Экостратиграфия как одно из направлений биостратиграфии базируется не только на истории развития органического мира, но и на палеоэкологических и тафономических закономерностях. Событийная стратиграфия — новая дисциплина, объединяющая достижения различных разделов палеонтологии и геологии Ее становление связано с работой английского ученого Д. В. Эгера (Ager 1973) Цель событийной стратиграфии — установление общепланетарных со-бытии и на их основании проведение глобальной геохронологической корреляции. Событийная стратиграфия позволяет коррелировать морские и наземные геохронологические шкалы, не сопоставимые по другим методам. При акцентировании внимания на причинах, вызывающих события, говорят о каузальной стратиграфии (лат. causa — причина). Основное внимание событийной стратиграфии обращено на скачкообразные изменения в развитии Земли, происходящие повсюду, но в течение небольшого с точки зрения геохронологии промежутка времени, длящегося 10 000—300 000 лет. Палеонтология в событийной стратиграфии изучает глобальные палеобиологические перестройки — биотические события, заключающиеся в массовом и «мгновенном» появлении и исчезновении различных палеонтологических объектов. Первое биотическое событие в истории Земли связано с возникновением жизни. Биотические события разного масштаба и проявления послужили основой для создания геохронологической шкалы. Русские геологи еще в XIX в. отмечали, что глобальные события проявляются по всей планете, но по-разному, и это надо учитывать. Например, в одном регионе наблюдается резкая смена морских условий континентальными, в другом происходит только обмеление моря. Разные группы органического мира также реагируют неодинаково: одни вымирают полностью (динозавры), другие после «кратковременного» упадка продолжают развиваться и процветать (планктонные фораминиферы).
Автор(ы):Кузьмина И.Е.
Издание:Труды зоологического института РАН, Санкт-Петербург, 1997 г., 224 стр., УДК: 569.723:599.75
Язык(и)Русский
Лошади Северной Евразии  от плиоцена до современности. Труды зоологического института. Том 273

Монография посвящена изучению морфологии, систематики и филогении плиоценовых, плейстоценовых и современных лошадей Евразии, Она написана на основании палеонтологических материалов, полученных за последние 50 лет. Проведена ревизия видового состава подсемейства. Автором выделены новые для фауны нашей страны подрод, виды и подвиды лошадей. Высказано новое предположение о предке домаш-ней лошади. Книга представляет интерес для широкого круга териологов, палеонтологов и геологов.

На обложке — палеолитическое изображение головы лошади из грота Нио близ Тараскона. Франция, эпоха мадлен.

Лошади — одна из наиболее широко распространенных групп плиоценовых и плейстоценовых млекопитающих, изучение которых имеет большое значение как для понимания эволюционных процессов, так и для палеогеографических реконструкций и биостратиграфии.

Изучению отряда непарнокопытных, к которому относится семейство лошадиных, истерически уделялось большое внимание, и были предприняты многие классические исследования отечественных палеонтологов. До наших дней в большинстве работ по теории эволюции и дарвинизму обязательно 'приводятся примеры, касающиеся эволюции в семействе лошадиных.

После выхода в свет крупной сводки Громовой (1949), посвященной изучению истории рода Equus в Старом Свете, накоплен большой материал по лошадям позднего плиоцена и особенно плейстоцена. За последние 30-40 лет в нашей стране вышло немало публикаций, содержащих описания ископаемых остатков лошадей (Вангенгейм, 1961, 1977; Русанов, 1968; Шер, 1971; Верещагин, Лазарев, 1977; Байгушева, 1978; Шарапов, 1975, 1980; Кожамкулова, 1981; Габуния, Векуа, 1989; Форонова, 1990), Многим формам был присвоен ранг нового вида, а часто костные остатки описаны без точного видового определения, фактически указывающего только подрод. Неясное таксономическое положение отдельных форм затрудняет применение их в стратиграфии, делает невозможным решение вопросов систематики и филогении, поэтому оценка и ревизия новых описаний необходима. Тем более, что среди коллег-иппологов в Западной Европе более изученными остаются древние позднеплиоценовые и раннеплейстоценовые виды (Musil, 1969; Eisenmann, 1980, 1981), тогда как многие виды антропогеношх лошадей Восточной Европы и Сибири рассматриваются суммарно, как один вид Equus Qoballus L. 1759 (Azzaroli, 1990). <...>

Том 275
Редактор(ы):Кузьмина И.Е.
Издание:Труды зоологического института РАН, Санкт-Петербург, 1999 г., 135 стр., УДК: 569.614
Язык(и)Русский
Труды зоологического института. Том 275. Детеныши мамонта Mammuthus Primigenius

 

Книга содержит данные о морфологических особенностях ма-монтят разного возраста, ископаемые останки которых найдены за последние годы на территории России, и представляет интерес для биологов широкого профиля, палеотфиологов, геологов-четвертичников и археологов.

На обложке - палеолитическое изображение семьи мамонтов, состоящей из взрослой самки и двух детенышей разного возраста, из Гённерсдорфа, Германия, по Г.Бозинскому.

Последние десятилетия XX в. принесли палеотериологам им России замечательные находки: в 1977 г. в верховьях р. Колымы, близ прииска Сусуман, была обнаружена мумия мамонтенка - самца (Магаданский мамонтенок, 1981); в 1988 г. - мумия мамонтенка - самочки на р. Юрибече-Яха, на полуострове Ямал; в 1990 г. фрагменты трупа мамонтенка, раскопанного на р. Индигирке, в урочище Мылахчын в 1991 г. Кроме того, в 1988-1991 гг. в г. Севске Брянской области во время раскопок собрано 3700 костей от 33 особей мамонтов, из которых остатки детенышей разного возраста (от 2-3 месяцев до 5-6 лет) составили 45% общего числа (Мащенко, 1992). Много ископаемых остатков мамонтят накопилось и из стоянок Костенки Воронежской области, которые раскапываются вот уже более 100 лет (Палеолит Костенковско-Борщевского района на Дону, 1982).

ТематикаПалеонтология
Том 212
Редактор(ы):Скарлато О.А.
Издание:Труды зоологического института АН СССР, Ленинград, 1990 г., 180 стр.
Язык(и)Русский
Фауна млекопитающих и птиц позднего плейстоцена и голоцена СССР

В сборнике содержатся статьи, посвященные эволюции, морфологии и систематике плейстоценовых и голоцеиовых млекопитающих и птиц, строению молочных зубов современных хищных. Рассматриваются вопросы антропогеиовой фауны Урала и Приморья, дается зоологическая характеристика палеолитических стоянок Крыма. Книга представляет интерес для зоологов, морфологов, палеотериологов, географов и, археологов.

Выпуск 7
Редактор(ы):Пидопличко И.Г.
Издание:Издательство "Наукова Думка", Киев, 1973 г., 171 стр.
Язык(и)Русский
Природная обстановка и фауны прошлого. Выпуск 7

В сборнике помещены материалы, касающиеся истории фаун, палеогеографии Украины и других территорий. Особое внимание уделено изменениям фауны позвоночных в голоцене и техноцене, а также вопросам антигляциализма. Значительная часть статей представляет краткое изложение докладов и выступлений на III Симпозиуме по истории фаун и среды их обитания, состоявшемся 2—4 декабря 1971 г. в Институте зоологии АН УССР.

Рассчитан на палеонтологов, зоологов, ботаников, геологов, археологов и палеоантропологов.

ИСТОРИЯ   ФАУН   И   ФЛОР   И   ОСНОВНЫЕ   ПРОБЛЕМЫ ПАЛЕОГЕОГРАФИИ   АНТРОПОГЕНАОт правильного решения вопросов палеогеографии кайнозоя, в частности антропогена, зависит правильное понимание многих вопросов истории Земли в более древние периоды. Это теоретическая сторона интересующей нас проблемы.Знание же подлинной географии неогена и антропогена в настоящее время приобрело большую практическую значимость не только с точки зрения современного гидростроительства, поисков и разведки полезных ископаемых в интересах сегодняшнего дня, но и в связи с необходимостью прогноза на будущее о возможном влиянии на климат и природную среду в целом таких проектируемых грандиозных мероприятий, как частичное или полное изменение направления стока некоторых рек, текущих к северу, создание плотин через морские проливы, обводнение пустынь, создание ряда крупных и малых водохранилищ, каналов и пр. Это практический аспект проблемы.Следовательно, изучение геологической истории кайнозоя вообще и антропогена в частности не является чисто любознательной, узко практической задачей лишь сегодняшнего дня — это важная часть научных поисков в области естествознания, в интересах развития научного и технического прогресса в настоящем и будущем.Доклады, заслушанные на симпозиуме по истории фаун и среды их обитания, состоявшемся в Киеве в Институте зоологии АН УССР 2—4 декабря 1971 г., свидетельствуют о том, что еще не ясны многие вопросы геологической истории и палеогеографии не только палеогена и неогена, но и антропогена.Одним из основных методов выяснения спорных вопросов истории этих периодов и их палеогеографии является палеонтологический, то есть метод изучения истории фаун и флор в связи с их окружающей природной обстановкой, а для антропогена — ив связи с деятельностью человека. Поэтому вполне понятно, что в изучении истории фаун и флор кроме геологических учреждений видное место занимают и должны занимать также биологические.

ТематикаПалеонтология
Выпуск 6
Редактор(ы):Пидопличко И.Г.
Издание:Издательство "Наукова Думка", Киев, 1972 г., 156 стр.
Язык(и)Русский
Природная обстановка и фауны прошлого. Выпуск 6

В сборнике изложены материалы, освещающие взаимоотношения зоологии и геологии, спорные вопросы истории фаун, флор и природной обстановки антропогена; содержатся новые факты и обобщения об истории фауны, флоры и ландшафта плейстоцена, голоцена и техноцена, материалы об эволюции отдельных групп копытных и грызунов, а также моллюсков, новые взгляды на происхождение некоторых типов валунных отложений. Представляет интерес для зоологов, палеонтологов, геологов и археологов, а также для читателей, интересующихся вопросами истории органического мира, ландшафтов и климатов прошлого.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ   ЗООЛОГИИ   И   ГЕОЛОГИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕВ сфере зоологических исследований есть такие, которые соединяют в единое целое достижения в изучении современных и ископаемых животных и уже на этой основе дают возможность решать ряд важных в теоретическом и практическом отношении проблем геологического порядка, касающихся развития и особенностей, с одной стороны, осадочных образований земной коры и, с другой, — органического мира. Речь идет прежде всего о тех палеозоологических исследованиях, на которых зиждутся многие выводы стратиграфии и палеогеографии. Однако, к сожалению, среди этих выводов в настоящее время очень много ошибочных. Это обстоятельство требует вмешательства исследователей, хорошо подготовленных в зоологическом отношении и в то же время понимающих сущность геологических проблем, которые необходимо решать зоологическими методами. С этой точки зрения зоологи сделали гораздо меньше, чем они могут сделать, обладая богатством зоологических фактов и многими специальными методами исследований. Нельзя считать нормальным явлением, когда ряд современных геологов, изучающих вопросы палеогеографии и стратиграфии, например кайнозоя, не желают использовать уже существующие зоологические, в частности эколого-фаунистические, работы для своих выводов. Такая постановка вопроса привела к тому, что ряд геологов с готовностью приняли на вооружение концепции Т. Д. Лысенко о видообразовании, игнорируя не только достижения эволюционного учения о развитии организмов, но и современные зоологические работы, в частности по сравнительной анатомии и экологии как позвоночных, так и моллюсков и других беспозвоночных.Прежде чем сделать краткий обзор направлений зоологических и палеозоологических исследований, которые необходимо развивать, рассмотрим спорный вопрос о роли палеонтологии, в том числе палеозоологии, которую нередко постулируют как науку сугубо геологическую. Эта неправильная тенденция была отражена даже в самом названии сессии Всесоюзного палеонтологического общества «Сто лет русской палеонтологии», состоявшейся в январе 1970 г. в Ленинграде. <...>

Выпуск 5
Редактор(ы):Пидопличко И.Г.
Издание:Издательство "Наукова Думка", Киев, 1970 г., 176 стр.
Язык(и)Русский
Природная обстановка и фауны прошлого. Выпуск 5

В сборнике изложены результаты изучения гиппарионовой фауны из района строительства Каховской гидроэлектростанции, приведены новые данные об отсутствии в прошлом оледенения на Кольском полуострове, о некоторых особенностях антропогеновых отложений на Севере Русской равнины и о радиоуглеродных датировках антропогеновых палеонтологических остатков из Фенноскандии и Северной Америки.

Рассчитан на палеонтологов, зоологов, геологов, ботаников, археологов.

Выпуск 4
Редактор(ы):Пидопличко И.Г.
Издание:Издательство "Наукова Думка", Киев, 1968 г., 151 стр.
Язык(и)Русский
Природная обстановка и фауны прошлого. Выпуск 4

В сборнике обсуждаются спорные вопросы, касающиеся палеогеографии антропогенового периода. Изложены результаты изучения отдельных местонахождений ископаемых фаун, зоогеографические и фитогеографические материалы.

Рассчитан на палеонтологов, зоологов, ботаников, геологов, карстологов и археологов.

ФАУНА ПОЗДНЕАНТРОПОГЕНОВЫХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ РОМАНКОВСКОГО АЛЛЮВИАЛЬНОГО МЕСТОНАХОЖДЕНИЯВследствие геологической неодновозрастности палеонтологического материала из речных отложений и неразработанности до последнего времени надежных методов определения геологического возраста ископаемых остатков из речного аллювия этот материал еще недавно считался мало пригодным Для палеофау-нистических и палеогеографических построений и тем более для стратиграфии. Однако разработанный И. Г. Пидопличко (1952) коллагеновый метод и предложенные новые методики Г. А. Ба-чинского (1963, 1966, 1967) позволяют довольно точно определять геологический возраст нормально фоссилизированных костей в пределах антропогеновои системы, а также ископаемые костные остатки, захороненные в русловом аллювии. Благодаря этому изучение фауны ископаемых позвоночных из аллювиальных отложений современных рек имеет большое значение для выяснения ряда теоретических и практических вопросов, касающихся палеогеографии и стратиграфии осадочных толщ верхнего плиоцена и антропогена.Данная работа посвящена изучению остеологического материала, собранного нами в 1958—1962 гг. в районе строительства Днепродзержинской ГЭС, который в настоящее время затоплен водами водохранилища. Местонахождение ископаемых -костей располагалось вблизи с. Романково Днепропетровской области в пределах пойменной террасы правого берега Днепра, ширина которой на этом участке достигает 2,3—2,6 км. Скопление костей обнаружено в русловом аллювии, заполняющем большую впадину в кристаллическом фундаменте (100 X 150 м при глубине до 25 м). Таким образом, захоронение было приурочено к русловой тафономической фации аллювиального тафономиче-ского типа (Бачинский, 1967). Остеологический материал этого местонахождения представлен черепами и их фрагментами, обломками нижних челюстей, отдельными зубами, позвонками, костями конечностей и их обломками. Некоторые кости окатаны и лишь незначительное их количество несет на себе следы обработки человеком. Цвет костей в изломе коричневый, поверхность   их   покрыта   блестящей   черной   или   темно-коричневойкорочкой, которая отлагается на костях, фоссилизирующихся под водой в речном аллювии. При выветривании костей в суб-аэральных условиях эта корочка разрушается и кости светлеют (буреют или сереют).Возраст ископаемых остатков из местонахождения определялся коллагеновым методом и был подтвержден данными пикно-метрического метода. Результаты 84 анализов свидетельствуют о том, что кости накоплялись в местонахождении на протяжении длительного времени (поздний плейстоцен — средний голоцен) *.Костный материал скоплялся в захоронении, очевидно, как в результате размыва коренных местонахождений на берегах Днепра (в том числе и стоянок первобытных людей), так и при гибели животных в реке, особенно во время разлива. В кармане-ловушке на дне русла древнего Днепра задерживались преимущественно кости крупных животных. Число остатков хищных млекопитающих в захоронении незначительно, что отражает действительное соотношение количества хищников и крупных растительноядных млекопитающих в древнем териоценозе (Свистун, Бачинский, 1962).Таким образом, Романковское местонахождение (рис. 1) нельзя считать стоянкой палеолитических людей, как это предполагали некоторые исследогатели (Карлов, 1959).Видовой состав фауны млекопитающих, количественное соотношение видов и геологический возраст находок приведены в табл. 1. Кроме остатков животных в захоронении найдены ископаемые кости человека с некоторыми неандерталоидными признаками (Данилова, Свистун, 1961).
ТематикаПалеонтология
Выпуск 3
Редактор(ы):Пидопличко И.Г.
Издание:Издательство "Наукова Думка", Киев, 1967 г., 157 стр.
Язык(и)Русский
Природная обстановка и фауны прошлого. Выпуск 3

В книге изложены результаты изучения ископаемой фауны птиц УССР, реликтовой фауны озер Таймыра, современных процессов осадконакопления иа Кольском полуострове, природных условий Аравийского полуострова в антропогене. Рассмотрены также вопросы антропогеновой хронологии и развития   антигляциализма.

Рассчитана на палеонтологов, зоологов, ботаников, геологов, археологов и палеоантропологов.

 

ИСКОПАЕМАЯ  ОРНИТОФАУНА УКРАИНЫ

Наряду с изучением современной фауны позвоночных животных большой интерес представляют исследования палеонтологических материалов с целью восстановления облика уже вымерших ископаемых фаун, населявших ту или иную территорию в различные геологические периоды и эпохи.

Изучение ушедших в далекое прошлое фаун дает очень ценный материал для понимания истории формирования современной фауны и отдельных ее фаунистических комплексов, а также помогает воссоздать ландшафты и климаты прошлого, что очень важно для изучения истории Земли. Кроме того, палеонтологические данные необходимы для выяснения филогении как больших систематических групп, так и отдельных родов и видов. Изучение ископаемых фаун (в том числе фаун позвоночных) и условий их захоронения представляет также практический интерес, так как дает материал для стратиграфических выводов, что очень важно при строительных и проектировочных работах, поисках полезных ископаемых, бурении скважин и т. п.

В свете вышеизложенного становится ясным, почему такой большой интерес вызывает изучение ископаемых фаун позвоночных Украины, территория которой имеет очень сложную геологическую историю, по-разному освещаемую в литературе.

По линии изучения ископаемых млекопитающих сделано уже немало, но другие группы позвоночных изучены еще далеко не достаточно, в частности, это касается ископаемых птиц. В литературе имеется пока незначительное количество работ (Вид-гальм, Тугаринов, Серебровский, Пидопличко, Зубарева, Бурчак-Абрамович и другие) с описанием либо отдельных местонахождений, либо отдельных систематических групп или даже отдельных видов. Более полных данных, за исключением работы И. И. Бур-чак-Абрамовича, по ископаемым страусам Украины и Северного Кавказа пока нет, хотя за последние десятилетия в ряде пунктов Украины обнаружено большое количество костных остатков птиц различного геологического возраста; и давно уже назрела необходимость свести и обобщить весь этот разрозненный материал, подвергнув его тщательной обработке.

 

ТематикаПалеонтология
Выпуск 2
Редактор(ы):Пидопличко И.Г.
Издание:Издательство "Наукова Думка", Киев, 1965 г., 166 стр.
Язык(и)Русский
Природная обстановка и фауны прошлого. Выпуск 2

В книге обсуждаются методологические вопросы изучения истории фаун и флор, палеогеографии и геохронологии. Излагаются результаты изучения отдельных местонахождений ископаемых фаун, зоогеографические и фитогео-графические   материалы.

Рассчитана на палеонтологов, зоологов, ботаников, геологов,   археологов, и палеоантропологов.

МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГИПОТЕЗЫ О ПЕРИОДИЧЕСКИХ ОЛЕДЕНЕНИЯХ ЗЕМНОГО ШАРА

Современные успехи научных исследований в области природоведческих наук знаменуют собой переломный этап в их развитии и открывают перспективу для широких обобщений, касающихся истории земной коры, развития органического мира, происхождения и развития человека и более частных проблем геологии, физической географии, почвоведения, зоологии, ботаники, климатологии, а также палеоантропологии и археологии. Вместе с тем ряд концепций и теорий, устаревших по своей сущности, продолжает бытовать в научном обиходе, нередко вступая в острые противоречия с современными данными, и все еще оказывает заметное отрицательное влияние на развитие тех или иных отраслей знаний. И хотя носители устаревших концепций и их апологеты стараются показать, что нет ничего плохого в том, что и во второй половине XX ст. иногда всплывают на поверхность неверные представления уровня XVIII и начала XIX ст., было бы глубоко ошибочным просто принимать это к сведению и не вскрывать и не критиковать любые не оправдавшие себя и не подтвердившиеся множеством фактов и экспериментов концепции и теории. Одной из таких давно заслуживших широкого опровержения неверных концепций в истории Земли является концепция периодических «великих» оледенений огромных пространств на поверхности земного шара не только в полярных, но даже в умеренных и-субтропических поясах. В научной литературе эту концепцию называют ледниковой гипотезой, гипотезой оледенений, гляци-алистической гипотезой, а ее приверженцев гляциалистами (от латинского слова glades — лед). Об этом авторы настоящей, статьи обстоятельно писали в целом ряде работ (Пидопличко, 1946, 1951, 1954, 1956, 1963; Пидопличко и Макеев, 1952, 1955, 1959; Макеев, 1963), однако недостаточно освещенной осталась еще одна сторона вопроса — методологическая, а говоря в более широком плане, идеологическая.

Редактор(ы):Пидопличко И.Г.
Издание:Издательство Академии наук Украинской ССР, Киев, 1963 г., 156 стр.
Язык(и)Русский
Природная обстановка и фауны прошлого. Выпуск 1

В книге обсуждаются фактические материалы и спорные вопросы, касающиеся развития фауны, флоры, палеогеографии, геохронологии и стратиграфии кайнозоя, преимущественно антропогена и неогена, а также вопросы археологии, связанные с проблемой истории фаун и среды их обитания. Рассчитана на палеонтологов, зоологов, геологов, физгеографов, археологов и ботаников.

ПРЕДИСЛОВИЕВыяснение природной обстановки прошлого в связи с изучением истории животного мира является по существу экологическим направлением в той части палеонтологии, которая изучает историю фаун и флор. Успехи, достигнутые в изучении видового состава животных и растений прошлых эпох, значительно превышают те успехи, которые освещают природную обстановку, где обитали известные нам по ископаемым остаткам организмы. Отставание в изучении природной обстановки обитания фаун выражается не в количестве печатных работ, посвященных этой проблеме, а в их качестве. Такое положение слог жилось исторически и объясняется нерешенностью ряда теоретических вопросов, играющих роль отправных точек при дальнейших заключениях. Таких нерешенных вопросов существует целый ряд, в частности вопросы об оледенениях умеренных широт, о периодических поднятиях вод мирового океана и др. Успешное решение вопросов, связанных с проблемой истории фаун и среды их обитания, может быть достигнуто лишь при содружестве специалистов всех отраслей знаний, касающихся или затрагиваемых названной проблемой. Полезным опытом такого содружества послужили конференции, посвященные проблеме «История фаун и среды их обитания», созванные Институтом зоологии АН УССР в 1953 и 1960 гг. Для участия в конференциях были приглашены кроме зоологов также ботаники, геологи, географы и другие специалисты. Доклады, прочитанные на конференциях, несмотря на их разнохарактерность, были объединены общей идеей познания природной обстановки прошлого. Стала очевидной необходимость публикаций материалов, посвященных решению вопросов, касающихся природной обста^ новки прошлого и истории фаун. Эта необходимость отражена и в решениях 2-й конференции по проблеме «История фаун и среды их обитания», состоявшейся в Киеве в ноябре 1960 г. ; Недостатком многих современных работ по истории фаун и флор и среды их обитания является их узость, недоучет того, что уже было сделано раньше, некритическое восприятие положений и взглядов, противоречащих современным данным, или неиспользование новых методов работы и новых направлений. В связи с этим весьма важной общей современной задачей наших исследований является очередное подведение итогов выполненных ранее работ по истории фаун и флор и среды их обитания, критическое переосмысление полученных ранее фактов и выводов на основании современной методики, издание обзорных статей и монографий с анализом истории развития тех или иных взглядов по общим и частным вопросам развития фаун и флор и среды их обитания, критическая оценка этих взглядов в свете требований  марксистско-ленинской  методологии.Первейшим требованием этой методологии к любой работе, а в данном случае к касающейся развития фаун, флор и среды их обитания, является освещение процессов, происходивших и происходящих в природе такими, какими они есть или были на самом деле, ничего не приписывая лишнего, не скрывая уже известного, не выдумывая неизвестного, не фантазируя излишне при отсутствии надлежащих фактических и теоретических данных. Чрезмерный эмпиризм или очень вольное обращение с фактами стало в настоящее время ощущаться в ряде случаев.Современная методика исследований по истории фаун, флор и среды их обитания требует досконального знания особенностей географического распространения представителей современных организмов, их экологии, масштабов изменчивости, зависимости от важнейших факторов среды,— словом, знания современных достижений биологической науки, чего очень недостает палеонтологам геологической школы.С другой стороны, эта же методика требует досконального знания современных достижений и основных проблем и методов исследований в области геологии, физической географии, климатологии, чего очень недостает палеонтологам биологической школы. Совершенно очевидно, что любой исследователь в одиночку в наше время не сможет решать подобные задачи, но он справится с ними, работая в содружестве с рядом исследователей по смежным специальностям.Если многие естествоиспытатели XVIII и XIX ст. сочетали в себе знания ряда смежных научных дисциплин, то бурное развитие научных знаний в наше время повело к сильной Дезинтеграции научных направлений, к узкой специализации исследователей и тем самым к углубленной разработке многих Допросов естествознания. Однако это исторически обусловленное обстоятельство стало оказывать на некоторые обобщающие работы и отрицательное влияние в связи с тем, что отдельный исследователь сам по себе даже при самых благоприятных условиях не в силах решать сложные вопросы без помощи специалистов смежных дисциплин. Вот почему теперь вызваны к -жизни такие направления научно-исследовательских работ, которые мы называем комплексными, выполняемые в содружестве и кооперировании специалистов разных направлений. Комплексность в работе — это веяние и требование времени. Она должна быть методическим законом для каждого исследователя. Следовательно, важной современной задачей в области изучения истории фаун и флор и среды их обитания является расширение содружества между исследователями смежных специальностей, между представителями обеих названных школ.В связи с успешным развитием антигляциалистической теории одной из очередных задач при решении истории фаун и флор является критический пересмотр ряда положений, освещавшихся до сих пор с позиций гляциализма. Решению этой задачи посвящен ряд статей настоящего сборника. Поскольку решение таких вопросов, как вопросы гляциализма и антигляциализма, вопросы формирования современной фауны и флоры, развитие современной природной обстановки и ее изменение деятельностью человека связано главным образом с поздними эпохами истории Земли, тематика настоящего сборника (как и последующих) посвящена преимущественно проблемам кайнозоя. К числу серьезных помех, мешающих пониманию развития органического мира во времени, относится и чрезвычайная разнохарактерность и несогласованность геохронологических шкал, применяемых представителями разных специальностей. Таким образом, и эта геохронологическая проблема не должна упускаться из виду при решении вопросов истории органического мира.Для облегчения понимания публикуемых материалов в части геохронологической мы приводим краткую сопоставительную таблицу геохронологических подразделений для кайнозоя.И. Г. Пидопличко
Ленты новостей
2588.29